О природе янтаря



Путешественник во времени

«Латырь-море всем морям отец

И латырь-камень всем камням отец».

(Из древнеславянского наговора)

Алатырь, электрон, анбар, рафр, латрес, глессум, гинтарис, амбер, бернштайн – люди дали ему множество имен и еще больше сочинили про него мифов. С древнейших времен этот камень обожествляли, ему поклонялись, приписывали магические, лечебные и даже сокровенные, космогонические свойства, как в легендарной славянской «Голубиной книге». Он был яблоком раздора и предметом торга, его путь «из варяг в греки» усыпан золотом и омыт кровью. Во все времена он вызывал у людей жгучий интерес и стремление обладать им. На многих древних языках название камня обозначалось как вор, разбойник. Из него делали украшения, вырезали идолов, воскуряли на языческих богослужениях, использовали в лечебных зельях. Из него мастерили предметы ремесла и обихода, им инкрустировали мебель, им старались окружить себя в жизненном пространстве. Апогеем этого стремления стала Янтарная комната – восьмое чудо света, утерянное безвозвратно и до сих пор будоражащее умы искателей сокровищ всего мира.

Янтарь – что это? Или… кто это? Возьмите в руки этот кусочек застывшей реликтовой смолы, и вы почувствуете тепло. Поднесите его поближе к лицу – вы ощутите слабый запах хвойной живицы. Вглядитесь в его глубину. Видите вспыхивающие искорки, блуждающий отблеск древнего солнца? Потрите его – и он начнет притягивать к себе мелкие предметы. Потрите его в темноте – и вы увидите крохотные голубые молнии. Камень? Нет. Слишком живой, чтобы называться камнем. Слишком настоящий, чтобы становиться на конвейер. Слишком древний, чтобы служить сиюминутным интересам. Прислушайтесь к нему – и он расскажет вам много интересного.

Первые упоминания о янтаре мы находим на глиняной табличке из Мессопотамии десятого века до нашей эры: «В полярных морях он искал золотистый янтарь, в морях полуденных жемчужины лавливал встарь». Неоднократно упомянут янтарь в гомеровской Одиссее: «В дом он отца моего дорогое принес ожерелье: крупный электрон, оправленный в золото с чудным искусством».

Размышлять о природе янтаря люди тоже начали в древности. Софокл считал, что янтарь – это слезы птиц, оплакивающих героя Мелеагра. В мифе Эсхила о Фаэтоне, сыне бога Солнца, янтарь – это слезы Гелиад, сестер Фаэтона, оплакивающих погибшего брата. В литовской легенде это слезы морской царевны Юрате, льющей их по сей день по своему возлюбленному Коститису, которого в гневе убил морской царь.

Примечательно, что в преданиях разных народов янтарь – слезы. Это связано с часто встречающейся каплевидной формой камня. Капли навели ученых на мысль, что янтарь – это окаменевшее жидкое вещество органического происхождения. Первым выдвинул гипотезу о том, что это застывшая смола хвойных деревьев, Плиний Старший в своей «Естественной истории». Такой же версии придерживался и Михайло Ломоносов, у которого были противники, настаивающие на неорганическом происхождении янтаря из вещества, близкого к нефти.

Сегодня ни у кого не возникает сомнений в том, что янтарь – это окаменевшая смола, омывавшая древние хвойные деревья в реликтовом лесу десятки миллионов лет назад. Становится ли теплый солнечный комочек в наших руках менее живым от этого знания? Напротив – ощущение его живой сущности усиливается. Мы держим маленького путешественника во времени, который может рассказать нам массу интересного и полезного, познавательного и загадочного.

Во многих ископаемых смолах встречаются растительные остатки, но гораздо чаще находят включения насекомых – инклюзы. И наш балтийский янтарь по обилию и изученности находок вне всякой конкуренции. В начале этого века было подсчитано, что на 18 тонн прозрачного янтаря приходится в среднем 1,5 тонны янтаря с инклюзами. Консистенция смолы была настолько жидкой, что сохранились даже тончайшие, измеряемые микронами, органы насекомых. Подобно тому, как растительные включения в янтаре дают нам представление о составе произраставших лесов, инклюзы позволяют изучить состав фауны, эволюцию насекомых за последние 40 миллионов лет.

Янтарь находят во всем мире. Но регион юго-восточной Балтии лидирует по его добыче и обработке. Не мудрено, что именно здесь ему придают почти сакральное значение.

Так было не всегда. Древние финикийские путешественники, добравшись до «моря Баала» (отсюда и название Балтики), с изумлением наблюдали за местными жителями, которые вырезали из священного на юге солнечного камня игрушки для детей и даже топили им печи. Аборигены с таким же изумлением наблюдали, как богатые купцы, приплывшие на огромных кораблях, жадно набивают их камешками свои карманы и трюмы.

Одни народы сменяли другие. Древние пруссы, пришедшие на смену античным эстиям, относились к янтарю с большим уважением. Они использовали камень в культе Перкунаса – аналога славянского Перуна, греческого Зевса и скандинавского Тора. Тевтонские рыцари, отвоевавшие эту землю у пруссов, сделали добычу янтаря основной статьей своего дохода и главной повинностью покоренных язычников. Обозы с «горящим камнем» бернштайном они отправляли на украшения алтарей католической Европы. Сейчас на этой земле живем мы.

Мы держим в руках маленького путешественника во времени, мы чувствуем его тепло, вдыхаем его аромат, слушаем его истории, разгадываем его загадки. Что он для нас, кто он для нас? Детьми мы бегали по берегу моря и высматривали запутавшиеся в водорослях крохотные золотые искорки. Набивали ими кармашки и приносили домой, где обязательно был (и есть) стеклянный стакан, наполненный мелкими янтариками. Самые крупные и красивые обычно хранятся отдельно и показываются гостям. Вырастая, мы дарим своим друзьям сувениры, картины и украшения из янтаря. Старея, мы изучаем целебные народные средства, в которых используется янтарь. Он – наш близкий, член семьи, который рядом всю жизнь. Он – связующее звено земли и людей, которые на ней живут, древняя душа этого края, которая всегда была и будет, вдохновляя новые поколения.

Автор: Наталья Ермоленко

Калининград, 2013